Международному женскому дню посвящается

8march

По-моему я еще спал, когда услышал первые нотки ее нежного детского голоса.

— Я с нетерпением жду того, что мне обещали к Международному женскому дню. Он будет у нас уже послезавтра…

— У нас… — первое, что пришло в не отошедшую еще от сна голову, заставляя меня по-прежнему лежать с закрытыми глазами, изображая из себя крепко спящего человека.

Тем временем полушария неотвратимо начинали наполняться всевозможными мыслями, по мере увеличения которых, ощущалось их хаотичное движение, чем-то похожее на перемещение людей в переходе метро с одной станции на другую.

Почему мы — мужчина и женщина, больше разные, чем в чем-то похожие, от физиологии и до простого мышления, так друг другу нужны, зачастую на постоянной основе?

Почему, прежде чем окунуться в спокойствие и умиротворенность, этому прекрасному существу необходимо произнести две тысячи слов?

Почему их генетическая особенность требует все хрупкое и ранимое непременно воплотить во что-то законное?

Почему, встретив однажды и выказав восхищение индивидуальностью вашей, с течением времени начинается планомерная перестройка?

Так, на входе в левое полушарие выстроилась очередь из одних «почему».

— Просьба больше не занимать. — оповестил я скопившихся в очереди, закрывая вход изнутри.
— Вы хотите обещанного? Что ж, пожалуйста. — мысленно обращаюсь к любимой и одновременно открываю глаза.

— С добрым утром Черно-Белый.
— С утром, розовенькая.
— Завтракать будешь?
— Когда обещанное будет шелестеть в ваших ручках. — отвечаю я на ходу, перепрыгивая через мое сидящее в кресле счастье.

— Здрасьте. — обращаюсь я к девушке — продавцу.
— Здрасьте. — она кокетливо меня пародирует, протягивая ноль двадцать пять коньяка.

Два глотка на ходу и я уже останавливаю такси.
— В ЗАГС.
— Один? — переспрашивает меня водитель.
— Нет, с тобой.
— Ну, поехали… — таксист недоуменно пожимает плечами.
— Я знал, что ты согласишься.
— Не понял… — произносит он все с тем же недоумением.
— Не волнуйся, амиго, ты не в моем вкусе. — отвечаю ему подмигивая и прикладываясь к бутылочке.
— Понедельник, понедельник… Это мой единственный шанс. — вертится у меня в голове.

Вбегаю в ЗАГС и натыкаюсь на высокую статную даму.
— Здравствуйте, девушка.
— Здравствуйте.
— Вы регистрируете?
— Да, сегодня усопших.
— А не усопших?
— Сегодня нет.
— Спасибо. — обрадовался я, готовый расцеловать ее за столь приятный ответ.

Спустя пять минут я вновь стоял перед ней, протягивая бутылку шампанского и коробку конфет.
— Еще раз большое спасибо. Меня вы не видели никогда.
И поцеловав даме на прощание ручку, я стремительно удалился.

— Радость моя, собирайся. — с порога обратился я к своей радости.
— Куда?
— За обещанным.
— Ты где пропадал?
— Смелости набирался — ответил я, показывая бутылочку с остатками коньяка.

Через двадцать минут мы стояли возле дороги и ловили такси. Мне показалось, что судьба решила со мной поиграть, когда знакомый автомобиль молниеносно среагировал на мою руку и поскольку радость находилась чуть сзади меня, я мог позволить себе общение без свидетелей.

— В ЗАГС? — спросил всезнающий водитель.
— В морг. Надо забрать дедушку этой очаровательной девушки, мы не хотим афишировать нашу трагедию. Войдет как родной в твой сарайчик. Ну так как, едем?
— Нет, не едем.

Захлопнув дверь, подхожу к своей радости и сообщаю о непомерно высоких расценках водителя.
Встретившая нас в ЗАГСе статная дама играет по предложенным правилам, изображая на лице полное равнодушие и сухо констатируя факт невозможности регистрации нашего союза сегодня. Я, демонстрируя глубочайшее разочарование услышанным, получаю от любимой порцию утешений и благосклонность на алкогольное продолжение дня…(с)

Четвертной Сергей Эдуардович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.